Встреча на эльбе

Встреча на Эльбе. Событие, перевернувшее ход истории

Есть на реке Эльбе участок, который ассоциируется с победой и счастьем. В честь него даже сняли фильм, и многие старики-ветераны помнят его как местность, на которой состоялась долгожданная встреча союзников 68 лет тому назад. А именно 25 апреля первый украинский фронт встретился в составе 69-й пехотной дивизии с 58-й стрелковой и 1-й американской на Эльбе. Река находилась рядом с немецким городком Торгау.

Встреча на Эльбе имела историческое значение – она расколола войска Германии на 2 части: северную и южную. Перед этим событием все герои мечтали о конце войны, а немецкая армия понимала, что если воины найдут друг друга, их силы объединятся, то Берлин падет под ударами Красной армии. На тот момент американцы договорились с русскими и отказали в помощи немцам. Они посчитали, что так будет выгоднее с любой точки зрения. Но встреча на Эльбе должна была состояться при любых обстоятельствах.

На тот момент Америка очень хорошо относилась к русским и поддерживала их. Впервые войска встретились на восточном берегу реки (командирами были Альберт Коцебу и Александр Гардиев). В тот же день состоялась встреча американцев с советской армией под командованием Сильвашко.

Сегодня встреча на Эльбе считается поистине историческим событием. Американские ветераны в своих интервью всегда рассказывали, что русские были и будут мировыми героями. В городе Торгау даже работает выставка, где можно увидеть снимок у реки, на котором стоят армии, и виднеется разрушенный мост через Эльбу. 27 апреля было официально объявлено о легендарной встрече.

В качестве декораций постановщики использовали послевоенные руины Старой Риги. Действия затронули немецкий городок Альтенштадт. В фильме раскрывалась настоящая жизнь гитлеровцев на территориях, которые они заняли. Делается небольшой акцент на то, как обращаются советские люди с немцами. Такие сцены всегда миролюбивые и настроенные на дружбу. Конец фильма эпизодичный – русские раскрывают нацистский заговор, и постепенно приходит конец войне. Наконец-то, победа!

Союзники. Встреча на Эльбе

25 апреля 1945 года в половине второго пополудни по московскому времени на линии фронта в Германии, в районе города Торгау на реке Эльбе произошла историческая встреча советских и американских войск, воюющих против фашизма. Уничтожив отчаянно сопротивлявшуюся группировку вермахта, объединились войска 1-го Украинского фронта под командованием маршала СССР И.С. Конева и американских экспедиционных сил под командованием генерала Омера Брэдли.

У разрушенного моста на Торгау, 25 апреля 1945 года

По мере приближения 1-го украинского фронта к Эльбе союзные и советские штабисты стали получать донесения о радиосигналах поступающих как со стороны Красной армии, так и со стороны армий союзников.

Каждый день люди, сражающиеся по эту сторону Эльбы, с нетерпением ждали сводки о продвижении частей союзных войск, подходивших к Эльбе с запада. На штабной карте можно было проследить, как все ближе и ближе подходят друг к другу две линии фронта.

Между ними лежала Эльба, и расстояние, отделявшее нас от союзников, сокращалось с каждым часом. Первыми вступили в соприкосновение с частями 1-й американской армии наши радисты. Разговор между нашими и американскими радистами происходил в момент, когда передовые части 1-го Украинского фронта находились уже менее чем в тридцати километрах от американцев. Немецкие станции пытались заглушить разговор, но неудачно.

— Скоро встретимся с вами, — радировали американцам наши радисты. — Мы знаем ваше расположение. Наши танки приближаются к вам. Делаем все, чтобы скорее встретиться с вами.

В передовых частях 1-й американской армии оказались среди радистов люди, знающие русский язык. Они поддерживали связь с нашими радистами, передавая им привет от американцев, сообщая о том, что во всех частях 1-й американской армии с волнением ждут встречи с Красной Армией…

Маршал Жуков по поводу предстоящей встречи издал следующую директиву:

«Директива командующего войсками 1-го Белорусского фронта командующим армиями фронта о действиях советских войск при встрече с войсками союзников № 00604/оп 24 апреля 1945 г.

«При встрече наших войск с американскими или английскими войсками руководствоваться следующим:

Командующий войсками 1-го Белорусского фронта Маршал Советского Союза Г. Жуков.

Член Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Телегин.

Начальник штаба 1-го Белорусского фронта генерал-полковник Малинин».

Союзники тоже готовились к этой встрече. Военный историк и мемуарист Уильям Фокс во время войны был офицером информационно-исторической службы 5-го корпуса 1-й американской армии. После войны работал корреспондентом ЮПИ и «Лос-Анджелес таймс». Он вспоминал об ожидании встречи так:

«В дни, предшествовавшие первым встречам двух мощных армий, было много слухов, неофициальных сообщений, словом, волнение нарастало. Немецкие войска были разбиты и Красной Армией, и армиями ее союзников, и их соединение в какой-то точке фронта было в те дни неизбежным. Американские солдаты на передовой не знали, что войскам Красной Армии был дан приказ остановиться у Эльбы. Американцам же было приказано остановиться у Мульде. Ближе всего друг к другу оказались 1-я американская армия и 5-я советская, вышедшие к указанным рекам 21 апреля. Заняв намеченные рубежи, войска ожидали встречи с подразделениями, находившимися на противоположной стороне.

Волнение на американском фронте возрастало, и поэтому каждый бугор принимали за «русский танк», а каждый незнакомый голос по радио — за попытку русских установить связь с американцами. В начале третьей недели апреля из некоторых частей 9-й армии США стали посылать сообщения об установлении радиоконтакта с русской армией. 23 апреля сержант штаба 6-й моторизованной дивизии якобы вышел на радиосвязь с русскими. В тот же день первый батальон 273-го пехотного полка сообщил о появлении русского танка с оговоренным сторонами опознавательным знаком — белой полосой на корпусе.

Но когда пригляделись, «танк» оказался просто каким-то бугром с протянутыми вдоль склона веревками для белья. Подобные сообщения то и дело поступали с различных участков фронта. Некоторые подразделения, например моторизованная разведгруппа 104-й пехотной дивизии, посылали людей за пределы своей зоны в надежде первыми встретиться с русскими.»

Бойцы Красной армии встречают лодку с американскими пехотинцами

Генерал Дуайт Эйзенхауэр писал:

«Неотложные вопросы уже не были связаны с большой стратегией, а носили чисто тактический характер. Одна из основных трудностей заключалась в опознавании друг друга.

В силу языкового различия фронтовые рации были бесполезны в качестве средства связи между двумя сходящимися группировками. Единственное решение проблемы, казалось, заключалось в своевременной договоренности относительно опознавательных знаков и порядка действий при встречах. Еще в начале апреля авиация западных союзников и русских вступала в контакт, иногда с неблагоприятными результатами — со стрельбой по союзным силам. Хорошо, не убили никого по незнанию…

Между нашими и русскими самолетами порой происходили досадные перестрелки — личный состав авиачастей принимал друг друга за «редкую разновидность фашистской авиации», были сбитые. Нарастала опасность более серьезных столкновений. Задача введения системы опознавательных сигналов была трудной, и полностью она была решена только к 20 апреля.

К этому времени обе стороны уже согласились придерживаться рубежей ограничения для действий авиации и, проявляя осторожность, которой в значительной мере сопутствовала удача, не допускали более или менее серьезных ошибок.

Существовала также договоренность между нами и русскими о том, что, когда встретятся войска двух сходящихся группировок, командиры на местах будут устанавливать рубежи соприкосновения с учетом особенностей оперативных планов и местности. В качестве общей разграничительной линии между нами и русскими мы хотели иметь хорошо опознаваемый естественный рубеж.

По этой причине согласованная линия на центральном участке фронта проходила по рекам Эльба и Мульда. При этом подразумевалось, что отвод наших войск в пределы своих оккупационных зон будет осуществляться в сроки, которые в будущем установят наши правительства.»

21 апреля Эйзенхауэр направил через военную миссию США в Москве начальнику Генерального штаба Красной армии генералу А.И. Антонову информацию о своих планах и предложил рубеж рек Эльбы и Мульде для соединения англо-американских войск с советскими.

Антонов ответил согласием. О возможности встречи с войсками западных союзников маршалы Г.К. Жуков, И.С. Конев и К.К. Рокоссовский заранее были предупреждены еще 20 апреля, когда им сообщили согласованные с союзниками сигналы для взаимного опознавания.

Согласно полученным указаниям, командующие армиями должны были при встрече по договоренности со старшим начальником войск союзников установить временную линию, исключавшую их перемешивание.

Встреча группы лейтенанта Котцебу

«Подобно Эйзенхауэру, я не доверял заранее установленным опознавательным сигналам и еще менее полагался на радиосвязь с частями Красной Армии. Опознавательные сигналы можно перепутать, а незнание языка может свести на нет все преимущества радио.

Еще в Аржантане я остановил войска Паттона частично из страха, как бы он не столкнулся с единственной английской дивизией, находившейся в Фалезе. Теперь, имея почти в сто раз больше войск, разбросанных на фронте от берегов Северного моря до Швейцарии, я невольно содрогался при мысли о возможности столкновения, которое легко могло перерасти в настоящую схватку.

Не только наши войска совершенно не имели представления друг о друге, но мне стало известно, что по мере продвижения русских на запад росла их дерзость и самоуверенность.

Выход мог быть найден только в установлении демаркационной линии, на которой остановились бы и наши войска и войска Красной Армии. Несомненно, что этой демаркационной линией мог быть только хорошо различимый естественный рубеж. Изучив карту, мы с Эйзенхауэром пришли к выводу, что таким рубежом лучше всего может служить Эльба.

Она не только течет с юга на север, но и представляет собой последнее, наиболее крупное естественное препятствие на пути между Рейном и Одером. Южнее Магдебурга, где Эльба поворачивает на восток, линию встречи можно было назначить на реке Мульде на всем ее протяжении до границы с Чехословакией. Эйзенхауэр решил предложить этот рубеж в качестве демаркационной линии

На следующий день, когда русские хлынули через Одер, начав свое последнее крупное наступление в эту войну, мы со своей стороны отдали приказ начать наступление на Дунай. 1-я и 9-я армии должны были занять оборону в центре нашего фронта, от чехословацкой границы до того пункта на Эльбе, где американская оккупационная зона граничила с английской.

7-я армия наступала в направлении на Мюнхен, а Паттон — вниз по Дунаю. Однако Красная Армия, захватив Вену, двигалась дальше на запад, стремясь дойти до Линца. Советское командование словно старалось не допустить нас в Австрии ни на шаг дальше, чем это было необходимо.

Почти две недели мы топтались на месте на Эльбе и Мульде, ожидая подхода русских. С каждым днем усиливалась нервозность наших командующих армиями.

Они боялись столкновения с русскими, если последние стали бы наступать дальше на запад от Эльбы, стремясь занять всю свою зону оккупации. Мы не знали, какие приказы отдало советское командование своим войскам, но я дал указания командующим армиями удерживать передовые позиции до тех пор, пока мы не сможем начать организованный отход в свою зону оккупации.

Однако на тот случай, если бы советские командиры стали настаивать на немедленном продвижении к границе советской зоны оккупации, я разрешил командующим армиями вступить в непосредственные переговоры с советскими войсками и принять меры к отводу своих войск.»

О том что встреча произойдет именно возле города Торгау было оговорено заранее. Об этом довольно прямо свидетельствовал участник событий — военный корреспондент Борис Полевой:

«Утром меня снова вызвал генерал Петров. Он сидел за большим письменным столом. Был строг, официален, в кителе с орденскими лентами, застегнутом на все пуговицы.

— Товарищ подполковник, — сказал он сухо. — Передаю вам задание командования. На Втором Украинском вы у нас действовали по части иностранных дел. Помните, и ко мне привозили в армию югославскую военную делегацию. Так вот, вам задание по этой же, по иностранной части.

— Но я же… Такие события, я же корреспондент «Правды»!

— Но прежде всего вы офицер Красной Армии, не так ли, голубчик? Карта с вами?

— Соблаговолите найти на ней город Торгау, что на Эльбе.

— Нашел. Это в районе действий армии Жадова?

— Точнее говоря, корпуса генерала Бакланова. Так вот, завтра, 25 апреля, в этом месте произойдет историческое событие, между прочим, небезынтересное вам и как корреспонденту. Встреча союзнических армий, нашей и американской. Сегодня вечером соблаговолите быть там. Свяжитесь с товарищами из армейского седьмого отдела и действуйте вместе. »

Советские и американские военные журналисты, апрель 1945

25 апреля 1945 года недалеко от города Торгау на реке Эльбе войска 1-го Украинского фронта армии СССР встретились с войсками 1-й армии США. В результате встречи войск союзников остатки вооружённых сил Германии были расколоты на две части — северную и южную.

Первая встреча состоялась, когда американский патруль под командованием первого лейтенанта экспедиционных войск, пехотинца Альберта Коцебу пересёк Эльбу.

Источники:
Встреча на Эльбе
Встреча на Эльбе — событие желанное, позитивное и очень важное. Оно вспоминается участниками со слезами на глазах, ведь оно приблизило осуществление их мечты.
http://fb.ru/article/93775/vstrecha-na-elbe-sobyitie-perevernuvshee-hod-istorii
Встреча на эльбе 2
25 апреля 1945 года на линии фронта в Германии, в районе города Торгау на реке Эльбе произошла историческая встреча советских и американских войск
http://aeslib.ru/istoriya-i-zhizn/fakty-i-tsifry/soyuzniki-vstrecha-na-elbe.html

COMMENTS