Скульптурный портрет

Римский скульптурный портрет

Скульптурный портрет — одно из главных завоеваний римской художественной культуры. Он точно передаёт портретное сходство и сложность соотношения между физическим и духовным миром человека. История создания скульптурного портрета восходит к древнейшему обычаю этрусков: снимать восковую или гипсовую маску с лица умершего и хранить её в специальных нишах и шкафах. Позднее эти маски стали заменяться скульптурными портретами из местного камня, а затем из мрамора.

За несколько столетий мастерами было создано великое множество скульптурных портретов. Они чрезвычайно разнообразны. Холодные и строгие, с непроницаемым выражением лиц, ироничные и насмешливые, они выполнены с исключительной правдивостью и мастерством. Заказчик хотел видеть себя таким, каким он был на самом деле, чтобы оставить портрет на память детям и внукам.

Если в художественной культуре Древней Греции преобладали скульптурные изображения богов, то в эпоху Римской республики и империи повышенный интерес представляла личность государственная и общественная.

Пусть имена цветущих городов

Ласкают слух значительностью бренной.

Не город Рим живёт среди веков,

А место человека во вселенной.

Может быть, впервые в эпоху Римского государства человек общественный был поднят на такой высокий пьедестал. Площади городов и провинций, общественные здания столицы отныне украшали скульптурные портреты прославленных личностей: императоров и полководцев, выдающихся общественных деятелей и просто достойных граждан. Главной и священной обязанностью римлянина становится служение государству и принесение на его алтарь Победы, Доблести, Богатства и Славы.

Каков же он, человек той эпохи? Вот каким его представляет известный римский оратор и общественный деятель Цицерон (106— 43 гг. до н. э.) в трактате «Об обязанностях»: «Гражданин строгих правил, храбрый и достойный первенства в государстве. всецело посвятит себя служению государству, не станет добиваться богатств и могущества и будет оберегать государство в целом, заботясь обо всех гражданах. он. будет держаться справедливости и нравственной красоты».

Брут Капитолийский. III в. до н. э. Музеи Капитолия, Рим

В III в. до н. э. был создан один из лучших скульптурных памятников — так называемый «Брут Капитолийский». Именно он стал для римских граждан образцом истинного римлянина, для которого чувство долга перед родиной превыше родственных чувств. Перед нами некрасивый и уже немолодой человек. Небритые щеки, тонкий и горбатый нос, нависшие густые брови, пряди заметно редеющих волос, глубокие складки, оттеняющие рот, плотно сжатые губы — все эти детали призваны с максимальной точностью передать портретное сходство.

Множество статуй в честь прославленного римского императора и полководца Октавиана Августа (63 г. до н. э. — 14 г. н. э.) было воздвигнуто ещё при его жизни. Для римлян он стал подлинным эталоном гражданственности и патриотизма. Его изображали в самых различных позах, одеждах и государственных должностях. Одержавший множество военных побед, Август выступает с речью перед войсками. В облике жреца осуществляет священный обряд жертвоприношения. В одних статуях он представлен стоящим во весь рост, в других — торжественно восседающим на царском троне. Он отождествляется с римским богом войны Марсом или верховным богом Юпитером и имеет все его атрибуты.

Юпитер, громы мечущий, —

верим мы — царит на небе:

здесь на земле к богам причтётся Август,

покоривший Риму британцев и персов грозных, —

с такими словами обращается к нему известный римский поэт Гораций (65—8 гг. до н. э.).

Октавиан Август. I в. до н. э. Музеи Ватикана, Рим

В статуе Октавиана Августа из Прима Порта удачно сочетаются не только индивидуальные, но и обобщённо-идеализированные черты римского императора. Гордая, величественная поза, ораторский жест правой руки, словно обращённый к легионерам, панцирь, украшенный аллегорическими рельефами, плащ, эффектно перекинутый через руку, держащую копье или жезл, — всё призвано подчеркнуть монументальность и значительность образа. Подобно греческим скульптурам, Август опирается на правую ногу, левая свободно отставлена назад. Уверенный и проницательный взгляд свидетельствует о силе и твёрдости характера.

Римский писатель Светоний (ок. 70 — ок. 140 гг. отмечал: «. он радовался, когда кто-нибудь под его пронзительным взором, словно под ослепительными лучами солнца, опускал голову». Символичная фигурка Амура на дельфине — явный намёк на божественное происхождение рода Августа от Венеры и Энея. Безусловно, перед нами парадный портрет, предназначенный для украшения форумов, храмов, театров, призванный воплощать идею величия и мощи государства и незыблемости императорской власти.

Император Марк Аврелий. II в. Рим

Император Каракалла. IIв. Лувр, Париж

В III в. Римская империя вступила в эпоху кризисов и кровопролитных войн, дворцовых переворотов, народных восстаний и вторжений варварских племён. Вот почему в скульптурных портретах того времени всё чаще предстают образы новой исторической эпохи. Грубые, жестокие и честолюбивые властители Рима становятся главными объектами изображения.

Подчёркнутым драматизмом отмечен портрет Каракаллы (186—217 гг.), одного из самых злобных и жестоких императоров. Его голова дана в резком повороте. Стремительность движения и напрягшиеся мускулы шеи позволяют почувствовать напористую силу, вспыльчивость и яростную энергию. Гневно сдвинутые брови, прорезанный морщинами лоб, подозрительный взгляд исподлобья, массивный подбородок — всё говорит о беспощадной жестокости, мстительности и властном характере императора. Именно таким он запечатлён и в описаниях историков своего времени.

Авл Метел. 100 г. до н. э. Археологический музей, Флоренция

Римские мастера скульптурного портрета проявляли интерес не только к императорам, но и к достойным гражданам отечества. Среди них оратор Авл Метел, скульптурный портрет которого был выполнен из бронзы. Надпись гласит, что скульптура изваяна в честь известного политического деятеля. Мастер реалистически изобразил оратора в простой, но эффектной позе. Его ноги слегка расставлены, властный жест руки призывает к вниманию и тишине, на плечи небрежно наброшена тога. У него немолодое и некрасивое лицо, изборождённое морщинами, некогда инкрустированные цветным стеклом глаза выглядели живыми и выразительными. Перед нами свободный римлянин, сдержанный и деловой человек, исполненный чувства собственного достоинства, образ которого не нуждается в какой-либо идеализации.

Сириянка. Около 170 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Не менее выразителен реалистический портрет молодой женщины, так называемой «Сириянки», выполненный из мрамора. Тонкое продолговатое лицо с неправильными и даже некрасивыми чертами лица по-своему трогательно и привлекательно. Выражение её лица немного грустное и задумчивое, на губах едва заметная улыбка с легким оттенком иронии. Сложная красивая причёска с большим узлом волос кажется слишком тяжёлой для её маленькой головы. Несомненно, перед нами портрет молодой женщины, принадлежащей к высшим кругам провинциальной знати. В нём мастерски переданы не только внешние черты, но и внутренний, духовный мир героини.

Дата добавления: 2016-05-31 ; просмотров: 1615 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Скульптурный портрет в середине и второй половине XIX века. Часть I.

Показательно, что французские писатели XIX века, столь часто создававшие в своих романах образы живописцев, весьма редко говорили о скульпторах. Они ясно понимали, что при обращении к современному изобразительному искусству первой, ведущей фигурой будет именно живописец, а не ваятель.

Каррье-Беллез, занимавшийся декоративными работами и мелкой пластикой, сравнительно редко обращался к портретам. Отдельные его портретные бюсты заслужили, правда, положительную оценку такого требовательного критика, как Т. Торе, но в целом они редко выходили за рамки более или менее умелых подражаний рокаильным портретам6.

Третий из названных нами скульпторов — Карпо — обладал дарованием, намного превосходящим Клезенже и Каррье-Беллеза. Известность пришла к Карпо как автору рельефа « Флора» для нового павильона Лувра. Затем скульптор исполнил группу « Танец» для здания Парижской Оперы и фонтан « Четыре части света». Стиль Карпо-портретиста, как и других ваятелей той поры, несет на себе отпечаток декоративных работ. Карпо привык к большим открытым пространствам, к динамике, к изображению фигур в сложных ракурсах.

Получив Большую римскую премию, Карпо в 1856 году уехал в Италию. Отсюда он выслал на родину первую значительную работу, которую можно причислить к портретам,— « Паломбелла» ( Париж, Птипале), погрудный портрет простой итальянской девушки, красота которой произвела на молодого ваятеля сильное впечатление. Правда, Карпо не обнаруживает еще в этом бюсте подлинного интереса к индивидуально-неповторимому в человеке. Скорее наоборот, он словно бы не замечает его, стремясь создать обобщенный образ прекрасной итальянки.

Исполненные позднее, также в Италии, погрудные портреты французских аристократов— маркизы де ла Валетт и маркиза де ла Пьенн— говорят об усиливающемся внимании к индивидуальному началу. Бюсты понравились именитым заказчикам, открывшим Карпо доступ в высшие сферы общества. Вернувшись во Францию, Карпо стал постоянным посетителем резиденций Бонапартов в Париже и Компьене, работал над портретами Наполеона III и членов императорской семьи, создав при этом немало холодных идеализирующих изображений. Он перепробовал, кажется, все варианты композиций — от строгих решений римских портретов до динамичных и сложных, присущих барочным и рокаильным мастерам.

Однако были у Карпо и другие портреты — правдивые, темпераментные,— вошедшие в золотой фонд французской пластики.

Подлинный шедевр Карно-портретиста — бюст танцовщицы Эжени Фиокр (1869 , гипс, Париж, Лувр). Произведение создавалось в то время, когда Карпо работал над композицией « Танец», и в портрет мадемуазель Фиокр он перенес то же ощущение легкости и стремительности. В обзоре Салона 1870 года, где был экспонирован портрет, критик Ж. Кастаньяри писал о « парижской мордочке, такой восхитительно тонкой и дерзкой», о плечах и спине, глядя на которые « вздрагиваешь, настолько правдиво и интимно передано тело». Действительно, в лице мадемуазель Фиокр сочетаются и дерзость, и насмешливость, и сознание собственного очарования. Формы перетекают одна в другую ( маленькая головка с подобранными вверх волосами, гибкая шея, открытые плечи и спина) и контрастируют друг с другом ( волосы — лоб, грудь — шарф, роза). Бюст завершает тонко профилированная стойка, на которую красиво ниспадают подвижные складки ткани. Никогда раньше и никогда позднее Карпо не создавал более совершенного женского портрета. В отмеченных критикой 1860-х годов портретах принцессы Матильды и императрицы Евгении при всей виртуозности их исполнения не чувствуется в такой мере, как в портрете балерины « Гранд-Опера», творческого вдохновения, приподнятости. И это естественно, ибо Карпо был скован сознанием именитости заказчиц, которых он должен был показать в выигрышном свете, возвеличить. Портретируя же мадемуазель Фиокр, он творил самозабвенно, еще не остыв от чувства радостного волнения, с которым следил за танцем балерины. Подвижная, лишенная академической заглажен-ности, холодности, пластика бюста великолепно передает трепет жизни. Именно в этом — жизненности и искренности — секрет художественного воздействия лучших портретов Карпо. Именно это отличает их от бюстов Клезенже или от официальных портретов самого Карпо. Ведь тот же Клезенже или Каррье-Беллез обладали высоким профессионализмом, не менее эффектно, чем Карпо, обыгрывали позы и костюмы.

Следующую, уже отличную от Карпо фазу в развитии скульптурного портрета представляют работы его ученика Жюля Далу (1838 —1902). В них нет трепетной легкости Карно, они спокойнее, прозаичнее.

Портретам в целом принадлежит скромное место в наследии Далу ( он работал в основном над жанровыми скульптурами и памятниками). Лучшие из них — небольшие по размерам, камерные ногрудные портреты родных и друзей. Будучи прекрасным семьянином, благоговейно любя жену и дочь, Далу и на других детей смотрел сквозь призму собственных семейных радостей. « Голова мальчика», например, свидетельствует об умении ваятеля почувствовать и передать особенности детского возраста и напоминает в этом отношении Гудона. Не по-детски серьезны в этом портрете лишь глубоко посаженные глаза — черта, вносящая в образ отпечаток рождающейся индивидуальности.

Нельзя не признать удавшимся и бюст Корналиа (1883 , гипс, Париж, Лувр), актера театра « Одеон», друга Далу « Волевое, умное лицо Корналиа исполнено значительности и вдохновения. В нем есть даже элемент театральной приподнятости, напоминающей о профессии изображенного. В то же время облик Корналиа очень прост, демократичен. Такому содержанию портрета соответствует и композиция: никаких эффектов, драпировок, открытая сильная шея, четкая полукруглая линия обреза. Лепка формы уверенная, свободная.

Менее цельными были заказные бюсты Далу, предназначавшиеся для установки в открытом пространстве. Постоянно неудовлетворенный собой, скульптор без конца отделывал детали, то усложняя, то дробя форму. Так, создав довольно интересный портрет Делакруа, в облике которого, правда, он подчеркнул замкнутость и болезненность, скульптор снизил впечатление от портрета введением в композицию аллегорических фигур Славы и Гения. Своими масштабами, тяжеловесностью они отвлекают внимание от образа художника ( памятник установлен в 1890 г. в Люксембургском саду в Париже).

Пробовал себя Далу и в мемориальной пластике. В надгробии прогрессивному журналисту Виктору Ну ару на кладбище Пер-Лашез (1890 , бронза) скульптор продолжает традиции Рюда ( памятник Годфруа Кавеньяку): на надгробной плите распростерта фигура умершего. Только в отли чие от Рюда, задрапировавшего тело Кавеньяка в погребальные покрывала, Далу показывает Нуа-ра одетым в обычный костюм, рядом с ним лежит упавший с головы цилиндр. В этих деталях — характерное для эпохи стремление к предельной достоверности, вносящей, однако, в образ черты обыденности. В то же время портретно трактованное лицо Нуара величаво и спокойно.

Все этапы биографии Родена более чем подробно освещены в многочисленных воспоминаниях и исследованиях. Он посещал так называемую « малую школу», ставшую впоследствии Школой декоративного искусства. Он трижды пытался переступить порог « большой школы» — Академии, но все три раза был отвергнут. В формировании будущего ваятеля определенную роль сыграли и уроки преподавателя « малой школы» Лекока де Буабодрана, учившего рисовать по памяти, и участие в выполнении декоративных работ совместно с Каррье-Беллезом в Париже и Брюсселе, и общение с Бари, и знакомство в Лувре с произведениями Гудона, и посещение Италии, где Родена привели в восторг Донателло и Микеланджело, и увлечение готической пластикой, и работа на Севрской мануфактуре. Аккумулируя все эти воздействия, Роден вырабатывал свой неповторимый стиль, несущий отпечаток именно его творческой индивидуальности. « Сын своего времени, великолепный портретист и психолог»,— напишет о нем С. Т. Коненков.

Тем значительнее достижения Родена в портрете « Человек со сломанным носом» (1864 , бронза). Позднее скульптор говорил об этом произведении: « С точки зрения упорного изучения натуры, а также искренней непосредственности моделирования, я никогда не делал ни больше, ни лучше». А Р.-М. Рильке назвал скульптуру началом пути Родена в изображении человеческого лица. Поэт правильно отметил, что именно в « Человеке со сломанным носом» впервые обнаруживается нечто подлинно роденовское. Это произведение уже не вызывает желания искать аналогии в прошлом, а средства выразительности, которыми пользуется скульптор, всецело подчинены выражению по-новому воспринятой сущности человека.

Известно, что Родену позировал бедный старик с улицы Муфтар. Скульптор внимательно передает все особенности некрасивого лица, пересекающие его в разных направлениях морщины, прилипшие ко лбу и вискам пряди редких волос, деформированный нос, дряблую кожу. Он действует словно ученый-аналитик. В то же время в нем пробуждается художник, умеющий видеть человека по-особому. « Уверяю вас,— говорил Роден,— что скульптор воспринимает природу иначе, чем обычный человек, потому что его восприятие раскрывает ему под внешним обликом внутреннюю сущность». Эти слова сказаны Роденом значительно позднее, но ваятель сформулировал то, что было им эмпирически найдено в « Человеке со сломанным носом».

Созданные Роденом в 1870-е годы портреты не идут в сравнение с этим шедевром. Их немного, и они довольно поверхностны.

Портретные бюсты 1880-х годов убеждают в Этом. Каждый портрет — новый характер, новый поворот темы современника, новая художественная проблема.

Роден так комментировал портрет: « Я испытал большое удовольствие, делая его бюст. Он дружески упрекнул меня за то, что я изобразил его с открытым ртом. Я отвечал ему, что, судя по рисунку его черепа, он, вероятно, происходит oт древних испанских визиготов, а этот тип характеризуется выступающей нижней челюстью. Не знаю, поверил ли он в искренность этого этнографического наблюдения». Возможно, что параллель с вестготами пришла на ум Родену значительно позднее, а в 1881 году, когда был сделан бюст, он просто таким видел, так воспринимал Лорана.

Бюст Далу дает представление о великолепном, хочется сказать — классическом ощущении Роденом материала — бронзы, на поверхности которой играет свет. Наряду с бронзовой отливкой существовал и восковой портрет Далу — явление весь ма редкое. Быть может, Роден обратился к столь необычному материалу под впечатлением события, происшедшего за год до создания бюста: в 1882 году в Париже был открыт музей восковых фигур, названный по имени его создателя музеем Гревена. Во всяком случае, видевший восковой портрет Далу Эдмон Де Гонкур восторженно на писал в « Дневнике»: « истинное удо у Родена — это восковой бюст Далу, бюст из зеленого прозрачного воска, отливающего, как нефрит. Невозможно передать, с каким зяществом вылеплены веки и тонкая линия носа».

Глубина роденовских портретов 1880-х годов объясняется тем, что в отличие от многих портретистов скульптор не просто придирчиво отбирал среди разных вариантов единственный, более или менее ярко раскрывающий характер человека. Роден искал синтез всех возможных сиюминутных и более постоянных выражений, с помощью которых можно было бы уловить внутреннюю жизнь. Отсюда поразительная многоплановость лучших роденовских портретов, анализ глубинных пластов человеческой личности. Работа над формой была у Родена кропотливой. Законченные произведения поражают своим пластическим совершенством. Роден чувствует, физически ощущает металл, его текучесть, блеск поверхности, выразительность дымчатой патины, покрывающей его.

По материалам книги « Французский портрет»

Статьи об искусстве

Прошло пятьсот лет с тех пор, как Поликлет отлил из бронзы своего «Дорифора». Давно со­шли с исторической сцены эллинские города-го­сударства с их демократическим устройством. Греция наряду с другими землями, лежащими по берегам Средиземного моря, подпала под власть Римского государства, превратившегося в огромную империю.

Леон Баттиста Альберти, один из самых разно­сторонних и ярких людей эпохи Возрождения, по­святил написанный им трактат «Три книги о жи­вописи» своему старшему другу архитектору Фи-липпо Брунеллески, основоположнику стиля Ре­нессанс в зодчестве. В посвящении он писал: «Я часто дивился, да и сокрушался, видя, как столь отменные и божественные искусства и науки, ко­торые. изобиловали у доблестнейших древних наших предков.

Государственная Третьяковская галерея — крупнейший музей русского и советского изобразительного искусства, имеющий всемирную известность. Это один из главнейших центров русской художественной демократической культуры, школа реалистических традиций советского искусства. Тихий Лаврушинский переулок, расположенный в Замоскворечье…

На этот раз нам предоставлена возможность ознакомиться с избранными произведениями из коллекций пяти художественных музеев Соединенных Штатов Америки. Инициатором выставки выступает доктор Арманд Хаммер, прилагающий немало усилий к развитию культурных обменов между США и различными странами мира.

Как определенный вид или жанр живописи натюрморт знает в истории искусства свои расцветы. Широко известен, например, голландский натюрморт XVII столетия. Не менее ярким для этого жанра был в европейской живописи период конца прош­лого и начала нынешнего века. В истории русского искусства натюрморт появляется в XVIII веке.

Источники:
Римский скульптурный портрет
Римский скульптурный портрет Скульптурный портрет — одно из главных завоеваний римской художественной культуры. Он точно передаёт портретное сходство и сложность соотношения между физическим и
http://poznayka.org/s5568t1.html
Скульптурный портрет в середине и второй половине XIX века
Скульптурный портрет в середине и второй половине XIX века. Часть I.
http://www.smirnova.net/articles/portret/skulpturnyjj_portret_v_seredine_i_vtorojj_polovine_xix_veka_chast_i/

COMMENTS