Ростислав плятт

Биография Ростислава Плятта

Советский актер театра и кино, Народный артист СССР Ростислав Янович Плятт (настоящее имя Ростислав Иванович Плят) родился 13 декабря (30 ноября по старому стилю) 1908 года в Ростове-на-Дону в семье адвоката Ивана Плята.

С 1916 года жил в Москве, учился в Девятой школе МОНО имени Томаса Эдисона, куда часто приезжали со спектаклями артисты 2-й и 4-й студий МХАТа.

В 1926 году он поступил в театральную студию Юрия Завадского на Сретенке, в 1927 году переименованную в Театр-студию под руководством Завадского. Позже Ростислав придумал себе театральный псевдоним, прибавив одну букву к фамилии и изменив отчество.

В 1927 году состоялся дебют Плятта в спектакле «Простая вещь» (по рассказам Бориса Лавренева), где сыграл роль Человека в пенсне и Офицерика на вечеринке. Затем последовали роли в «Ученике дьявола» Бернарда Шоу (1933) и «Школе неплательщиков» Луи Вернейля (1935).

В 1936 году Плятт вместе с театром Завадского переехал в Ростов-на-Дону из-за отсутствия подходящего помещения в Москве. На ростовской сцене играл Болинброка («Стакан воды» Эжена Скриба, 1937), Скалозуба («Горе от ума» Александра Грибоедова, 1937). По-настоящему крупный успех имел его Фон Ранен («Дни нашей жизни» Леонида Андреева, 1938), роль, которая неожиданно обнаружила склонность актера к углубленному, психологически тонкому раскрытию характера.

В 1938 году Плятт вернулся в Москву и до 1941 года работал в Театре имени Ленинского комсомола, где создал значительный образ Крогстада («Нора» Генрика Ибсена, 1939). Писатель Константин Симонов отметил артиста как единственного и неповторимого исполнителя Бурмина («Парень из нашего города», 1941), а позже Васина («Русские люди», 1942).

Проработав в Московском театре драмы с 1941 года по 1943 год, Плятт перешел в театр имени Моссовета. За долгие годы работы в этом столичном театре он выступал в самых разных по масштабу и жанрам ролях. В его репертуаре были Болинброк («Стакан воды» Эжена Скриба, 1945), Нинкович («Госпожа министерша» Брaнислaва Нушича, 1946), Тапер (по рассказам Антона Чехова, 1944), Дорн («Чайка» Антона Чехова, 1945), Гарри Смит («Русский вопрос» Константина Симонова, 1947), Добротворский («Закон чести» Александра Штейна, 1948), Казарин («Маскарад» Михаила Лермонтова, 1952), Яропегов («Сомов и другие» Максима Горького, 1954), Крогстад («Нора» Генрика Ибсена, 1959) и др.

В 1980-е годы, в связи с перенесенной тяжелой травмой, Плятт уже реже выходил на сцену. Тем не менее он нашел в себе силы исполнить центральные роли в спектаклях «Суд над судьями» Эбби Манна (Хейвуд) и «Последний посетитель» Владлена Дозорцева (Посетитель).

В кино Плятт начал сниматься с 1939 года, его первая роль — военспец в фильме «Ленин в 1918 году» (1939) — была совсем короткой. Зато следующая роль — чудаковатый холостяк в трогательной комедии «Подкидыш» (1939) — сразу полюбилась зрителям. С тонким юмором он и дальше играл роли обаятельных, добрых чудаков: извозчик Янек в «Мечте» (1941), сосед-холостяк в фильме «Слон и веревочка» (1945), пассажир в «Первокласснице» (1948), честный добропорядочный господин Грин в «Убийстве на улице Данте» (1956), вдохновенный ученый Данкевич в фильме «Иду на грозу» (1965), мудрый пастор Шлаг в телесериале «Семнадцать мгновений весны» (1973). Всего Плятт снялся более чем в 50 фильмах, последним из которых стал «Визит к Минотавру» (1987) режиссера Эльдора Урузбаева.

В 1970-е годы на телевидении был подготовлен цикл передач о Бернарде Шоу («Театр Бернарда Шоу»), в которых Шоу (Ростислав Плятт) беседовал с Литературоведом (Александром Аникстом).

С 1931 года Плятт активно работал на радио, участвовал как в серьезных передачах, так и в детских, озвучивал мультфильмы, среди которых: «Когда зажигаются елки» (1950), «Стрела улетает в сказку» (1954), «Снеговик-почтовик» (1955), «Слово имеют куклы» (1957), «Букет» (1966), «Главный звездный» (1966), «Как львенок и черепаха пели песню» (1974), «Тайна запечного сверчка» (1977), «Алиса в стране чудес» (1981), «Алиса в Зазеркалье» (1982), «Каменные музыканты» (1986).

Ростислав Плятт — народный артист СССР (1961), лауреат Государственной премии (1982), Герой Социалистического Труда (1989), был награжден орденом «Знак Почета» (1947), двумя орденами Трудового Красного Знамени (1949, 1968), двумя орденами Ленина (1978, 1989), орденом Октябрьской Революции (1982), орденом Дружбы народов (1983).

Умер Плятт в Москве 30 июня 1989 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

В конце жизни Плятт написал книгу воспоминаний «Без эпилога», которая впервые была опубликована в 1991 году.

В 1993 году квартира Плятта была ограблена, все ордена и медали артиста были украдены.

Актер был дважды женат. Его первая супруга — Нина Бутова (умерла в 1978 году), актриса театра им. Моссовета, заслуженная артистка РСФСР. Вторая жена Плятта — Людмила Маратова (1928–2008) — работала диктором на Всесоюзном радио, преподавала сценическую речь в ГИТИСе.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

1. Р. Плятт и В. Марецкая читают отрывок из книги Б. Нушича «Госпожа министерша». Отрывок № 1

2. Р. Плятт и В. Марецкая читают отрывок из книги Б. Нушича «Госпожа министерша». Отрывок № 2

3. Р. Плятт и В. Марецкая читают отрывок сказки Киплинга «Кошка, гулявшая сама по себе»

4. Р. Плятт читает «Сказку о часах, у которых было сердце»

Ваш комментарий будет проверен модератором

на предмет соответствия Правилам.

Ваш комментарий будет проверен модератором

на предмет соответствия Правилам.

Ваш комментарий будет проверен модератором

на предмет соответствия Правилам.

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2017 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание «РИА Новости» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

О порядочности Ростислава ПЛЯТТА еще при жизни ходили легенды. Актер лишь дважды переступал через свои принципы, и оба раза из-за любви: первый — когда едва не ушел от жены к Вере Марецкой — супруге своего учителя Юрия Завадского, а второй — когда увел жену лучшего друга

Зрители помнят его, конечно, прежде всего как пастора Шлага в культовом сериале Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» (единственный в советском кино положительный образ священника), хотя на счету Плятта более 50 ролей в кино — начиная с холостяка в «Подкидыше» и заканчивая мастером Амати в «Визите к Минотавру» — в этом фильме актер снимался, уже будучи тяжелобольным. Все сцены Ростислав Янович играл сидя, а от рабочего павильона до машины Сергей Шакуров, игравший там главную роль, возил Плятта на инвалидной коляске.

Ведущему актеру Театра имени Моссовета, в кино Плятту дос­та­ва­лись преимущественно роли второго плана. Режиссеры видели его исключительно положительным героем, потому что знали: только он сможет сделать картонный и ходульный образ живым, завершенным и неоднозначным — таким, как он сам.

О порядочности актера ходят легенды. Говорят, услышав о чудовищной подлости, совершенной большим театральным начальником, он посочувствовал ему: «Как же он теперь будет с этим жить?!». Плятт считал, что на свете есть только одна национальность — «хороший, порядочный человек». Сам он только дважды переступал через свои убеждения, и оба раза — из-за любви: от первой жены Плятт чуть не ушел к Вере Марецкой, которая была замужем за его учителем Юрием Завадским (Ростислава Яновича тогда остановили только угрозы супруги покончить жизнь самоубийством), а вторую отбил у одного из лучших своих друзей. Если эти поступки можно считать недостойными, то Плятт замолил их множеством добрых дел, за которые никогда и ни от кого не требовал благодарности.

На первом месте у него всегда стояла работа. Он не имел непомерных амбиций, никогда не стремился сменить свою любимую профессию на какую-нибудь другую. Те, кто хорошо его знал, рассказывают, что Ростиславу Яновичу неоднократно предлагали взять курс в театральном институте или поставить спектакль, но он неизменно отказывался: «В театре я — солдат, который не мечтает стать генералом».

Анатолий Адоскин не только знал Ростислава Плятта много лет, но и дружил с ним. «О таких людях, как Слава, — считает Адоскин, — принято говорить: уходящая натура. Сейчас таких уже не «делают».

— Анатолий Михайлович, что для вас было самым удивительным в Плятте?

— Для меня Ростислав Янович — идеальный актер и человек, в нем было столько всякой разности, что он одновременно и походил, и не походил на артиста. Безумно многогранная личность, зрители, которые видели его в кино и театре, знали о нем ровно столько, сколько морской путешественник — об айсберге, основная часть которого находится под водой. Плятт мог быть замечательным оратором, писателем, дипломатом, театральным критиком, литературоведом, юристом — все необходимые для этого знания и навыки у него присутствовали.

А еще Плятт был человеком огромной души и доброты с массой уникальных качеств, достоинств и добродетелей. Если вспомнить знаменитую фразу Чехова о том, что «в человеке все должно быть прекрасно — и лицо, и одежда, и душа, и мысли», то Слава полностью этому определению соответствовал. Когда мы с ним шли по улице, на него оборачивались все — даже те, кто понятия не имел, что это известный актер. Такой импозантности, элегантности и джентльменского стиля я не встречал больше ни у кого.

Непременной деталью его образа была трость, с которой он ходил всегда. Слава рассказывал, что перенял эту манеру у Качалова. Будучи мальчиком, он видел, как Василий Иванович ходит по Тверской с тростью, и начал подражать ему. Юный, очень высокий (около двух метров!) и невероятно худой Плятт смотрелся с ней на редкость комично: это выглядело так, как будто длинная палка опирается на другую, покороче. Больше всего на свете он любил книги, в его доме они занимали почетное место. Плятт, пожалуй, был самым образованным и начитанным актером из всех, кого я знал. В нашем мире такие люди большая редкость.

— Сказывалась дореволюционная закалка?

— Напротив, Слава формировался как личность в тот момент, когда все страна бурлила революционными настроениями и идеями, поэтому он и получился таким внутренним хулиганом и бунтарем.

— Когда вы пришли в Театр имени Моссовета, Плятт уже был мэтром. У вас сразу сложились с ним отношения?

— Это было нетрудно. Слава умел разговаривать с самыми разными людьми — и мыслителями, и учеными, и грузчиками, и слесарями. Причем до тех, кто, казалось бы, по статусу стоял ниже, он не снисходил, а общался на равных — он со всеми находил общий язык, что уж говорить о молодом актере, который и грезил, и жил театром? У нас с ним было много общего, но это не мешало мне в чем-то не соглашаться с мэтром и даже спорить.

Я не чувствовал разницы между нами и всегда мог ему сказать: «Ростислав Янович, а мне кажется, что в этом месте нужно играть вот так». Из уст начинающего актера — неслыханная наглость! Но он, как по-настоящему интеллигентный человек (а такие люди чем-то похожи на детей), всегда с уважением относился к чужой точке зрения, даже если она казалась ему неправильной. Сам же он никогда ни с кем не спорил и авторитетом не давил.

Ростислав Янович был человеком безотказным. По-моему, в Москве не существовало ни одного домоуправления или ЖЭКа, где бы он ни выступал — кому-то добывал квартиру (так получили жилплощадь Ирина Муравьева и Ия Саввина), кому-то телефон, кого-то пристраивал в больницу, кому-то пробивал место в детском саду. Стоило только попросить, и Плятт сразу же звонил и шел. Он столько сделал людям доброго! Всегда давал деньги в долг, хотя возвращали ему далеко не все.

Однажды рабочий сцены подошел и извинился за то, что не сможет вовремя отдать занятое: получив зарплату, он заплатил все долги и на Плятта ему уже не хватало. Слава так обрадовался (обычно его никто об этом не предупреждал), что сказал: «Голубчик, если вам еще будут нужны деньги, приходите, всегда дам». Многие его любили, но находились и люди, которые из зависти (они считали Плятта везунчиком и баловнем судьбы, которому все в жизни дается легко) готовы были писать на него кляузы и доносы.

Одно такое письмо — пространное, на нескольких листах — я видел собственными глазами. К счастью, таких «поклонников» таланта Ростислава Яновича было немного. А сколько раз, зная безотказность Плятта, нечистоплотные личности просто использовали его в своих целях! Хорошо помню, как он бросился помогать проворовавшемуся мошеннику, которого и защищать-то не стоило. Но Славу слезно попросили, и он ходил по начальственным кабинетам и даже адвоката сам оплатил.

— Сергей Юрский сказал: «Если бы не Плятт, меня бы не было как актера». Каким крутым поворотом в своей судьбе он обязан Ростиславу Яновичу?

— У Сережи не сложились отношения с партийной властью Ленинграда, по тайному распоряжению которой ему не давали ролей в БДТ, где он тогда работал, и не приглашали сниматься в кино. Причиной конфликта стала дружба Юрского с известным филологом и переводчиком Ефимом Эткиндом, Иосифом Бродским и Булатом Окуджавой.

Обстановка накалялась. В один прекрасный день стал вопрос о том, что талантливого актера просто нужно спасать — как-то перетаскивать его из Ленинграда в Москву. И Плятт с Раневской взялись за дело. Они жили в одном доме с большим начальником, жена которого была поклонницей Фаины Георгиевны. Разработали целый план: пригласили начальника с женой на спектакль «Дальше — тишина», потом повели их домой к Плятту — отмечать встречу, и когда этот человек совершенно размяк и утратил бдительность, попросили позвонить Романову и уговорить его отпустить Юрского в Москву, в Театр имени Моссовета.

Убеждал начальника Ростислав Янович — говорил о том, какой Юрский замечательный актер, как он нужен нашему театру, какие замечательные спектакли с его участием можно будет поставить. А Фаина Георгиевна, которую — из опасения, что она с присущей ей прямотой скажет что-то не то, — попросили не вмешиваться, поэтому она стояла рядом и с характерной интонацией все время повторяла только два слова: «Какой талант! Какой талант!». Вскоре Сергей Юрский стал актером Театра имени Моссовета.

— Хорошие отношения сложились у вас и в работе?

— Ростислав Янович был из тех людей, кто не стесняется учиться до конца жизни, даже в преклонном возрасте он мог спросить профессионального совета у начинающего актера. Внимательно выслушивал, и если ему казалось, что говорят что-то стоящее, говорил: «Беру!» или: «Годится!».

Он был жадным до работы — не только играл в театре и кино, но и озвучивал фильмы и мультики, часто записывался на радио. При этом с юмором мог спросить, не много ли в радиоэфире «пляттства». То, что ему на сцене не было равных, знали все, кто раз видел его в спектакле, хотя бы телевизионном. Он и тут иногда хулиганил. Мог, например, ввернуть во время действия какое-нибудь словцо и смотреть, как его партнеры изворачиваются, чтобы не расхохотаться во весь голос.

— Бывало, и неоднократно. Но мне чаще всего вспоминается случай, который произошел вскоре после моего прихода в театр. Я, как и многие вчерашние студенты, выходил в массовке или в крайнем случае говорил: «Кушать подано!». В тот вечер я исполнял скромную роль мажордома в спектакле «Стакан воды»: мне надо было выйти на сцену и объявить появление героя, которого играл Плятт: «Посланник французского двора маркиз де Торси!».

Вообще же, для того, чтобы разыграть коллег, Плятту было достаточно показать им на сцене палец. Слава делал это на спор, предупреждая актеров, с которыми ему предстояло вечером играть, о том, что это так и будет. Они отчаянно доказывали, что даже не улыбнутся, но когда Ростислав Янович во время действия, отвернувшись от зрителей, показывал одному из них указательный палец, тот начинал буквально умирать от смеха.

Коллеги платили ему той же монетой. В одном из спектаклей он должен был опознавать тело, лежащее под простыней на каталке. Чего только не выдумывал актер, игравший труп: то тюбетейку надевал, то косынку, то приклеивал нелепые усы и бороду — благо в костюмах и гриме в театре недостатка нет. Слава на розыгрыши никогда не обижался, наоборот, ценил их. Лучшим, на его взгляд, шутником в нашем театре был Осип Наумович Абдулов, отец Севы Абдулова.

Они с Пляттом все время соревновались, кто придумает розыгрыш посмешнее. На его похоронах Слава должен был говорить речь, но после того как директор театра объявил: «А сейчас последнее слово скажет Ростислав Пляттыч Ян!», не выдержал и начал — впрочем, как и все вокруг, — давиться от смеха, а потом, наклонившись над гробом, сказал: «Осип, ты и с того света со мной шутишь!».

— Как Ростислав Янович относился к юбилеям?

— Он их не любил. Но поскольку, будучи актером и человеком публичным, не праздновать свои круглые даты не мог, всегда превращал пафосные мероприятия в веселые, можно даже сказать, озорные представления — «капустники», на которых полагалось подшучивать над юбиляром.

Мы всегда приветствовали его хулиганской песней, а однажды отмечали годовщину его «цинической деятельности». Наши гримерки находились рядом, так вы бы слышали, какие ужасные анекдоты он рассказывал. Слава вообще, несмотря на возраст, всю жизнь был редкостным хулиганом, и особенно забавным и пикантным было то, что это его качество скрывалось за интеллигентной благообразной внешностью.

Несмотря на нелюбовь к дням рождения, праздновал он их на самом высоком уровне. Арендовал самый лучший ресторан, заказывал лучшие блюда и вина, рассылал приглашения и встречал гостей у входа во фраке — у него это называлось «отпраздновать в узком кругу друзей».

— Как всегда, посередине. Слава был женат два раза, и оба раза удачно. Его первая супруга — удивительная женщина, рыжеволосая красавица с синими глазами актриса Театра имени Моссовета Нина Бутова — рано умерла, и после ее ухода он действительно чувствовал себя очень одиноким.

Наверное, это его состояние усугублялось большим чувством, которое он долгие годы испытывал к Вере Петровне Марецкой, которая была женой главного режиссера нашего театра Юрия Александровича Завадского — учителя Ростислава Яновича, открывшего в нем актерский талант.

К тому времени Марецкая и Завадский уже не жили вместе, но переступить через человека, сыгравшего такую большую роль в его жизни, Плятт не мог. Когда Завадского не стало, он наконец-то осмелился сделать Вере Петровне предложение, но она отказалась: «Слишком поздно начинать жизнь сначала».

АКТРИСА ИРИНА КАРТАШЕВА: «ПЛЯТТУ БЫЛО ПОЗВОЛЕНО ЕСЛИ НЕ ВСЕ, ТО МНОГОЕ»

У Ирины Павловны Карташевой Плятт неизменно вызывал чувство восхищения — и много лет назад, когда она после окончания театрального училища пришла на работу в Театр имени Моссовета, и позже, когда выходила с ним на одну сцену, и сейчас, когда вспоминает о нем.

— О Ростиславе Яновиче, — считает Ирина Павловна, — можно говорить только в превосходной степени. Конечно, прежде всего он был блистательным артистом, но и удивительным человеком — очень добрым, веселым, обожал розыгрыши. Меня он, правда, не разыгрывал ни разу, а вот моему мужу Михаилу Погоржельскому, который был невероятно смешливым, доставалось.

На самом деле, в юности они на сцене бог знает что вытворяли, а уж Плятту было позволено если не все, то многое. Он и непарламентское словцо мог сказать, но никто на него не обижался, потому что в его устах оно звучало не грубо, а уместно.

— О чувстве юмора Ростислава Яновича ходят легенды!

— Хочу вспомнить одну историю, которую сам Плятт очень любил и всегда настаивал, чтобы я рассказывала ее на встречах со зрителями и в беседах с журналистами. Неизменно спрашивал: «Ты об этом рассказала?». Мы с ним часто озвучивали иностранные фильмы, и в тот раз нам досталась мексиканская картина, в которой Ростислав Янович говорил за отца, а я — за его дочь. Записывали сцену, во время которой моя героиня убегает из родного дома к возлюбленному, отец гонится за ней, стреляет в лодку, та дает течь, и дочь остается дома.

Озвучивание тогда было совсем другим, техника была не в пример современной — достаточно примитивной (записывали так называемые «кольца»), поэтому длился процесс довольно долго. Неудивительно, что у Ростислава Яновича, который целый день стоял перед микрофоном и ничего не ел, во время одной из сцен заурчало в животе. «Брак по звуку, делаем дубль!» — скомандовал режиссер. И тут Плятт проявил твердость: «Нет, пожалуйста, поставьте это «кольцо» на экран! Я столько раз слышал, как я в кино гавкаю собакой, рычу тигром и говорю самыми разными голосами, но того, как урчит мой желудок, мне не доводилось слышать ни разу». И можете себе представить: звук тонущей лодки точно совпал с этим урчанием, как будто так специально было задумано!

— Костюмы ему шил на заказ знаменитый московский закройщик Исаак Соломонович Затирко (считалось, что он шьет очень хорошо и очень долго), работавший на «Мосфильме», у которого одевался и мой муж.

Хорошие вещи он привозил и из зарубежных поездок, в которых бывал наш театр. Правда, в основном нас отправляли в страны социалистического лагеря, из капиталистических труппе повезло побывать только во Франции. Сейчас об этом смешно говорить, но Ростислав Янович считал, что актер не имеет права появляться на публике в водолазке и без галстука, о джинсах, кофтах и свитерах речь просто не шла — он говорил, что в них можно ходить только дома или на даче. Ему казалось, что люди нашей профессии всегда должны быть одеты нарядно и празднично.

Ростислав Янович очень любил грим и ужасно переживал, что в современном театре он почти не востребован: он обожал лепить бутафорские носы, брови, усы и бороды. Дело в том, что ему нравилось играть отрицательных героев, а у них, как он считал, должна быть яркая, запоминающаяся внешность.

— Плятт был очень добрым, а таких людей часто обижают.

— Только не Ростислава Яновича! При всей его мягкости и интеллигентности, было в нем что-то такое, что не давало окружающим переступить черту, отделяющую хорошее отношение от панибратства. Слава был добрым к людям, но всепрощающим, почти блаженным добрячком его назвать нельзя. У него всегда и на все существовала своя точка зрения, свои принципы, которые он старался не нарушать, и с теми, кто им не соответствовал, он мог вести себя строго, с прохладцей.

«ПОСЛЕ СМЕРТИ ПЛЯТТА КВАРТИРУ ЕГО ОБВОРОВАЛИ — ВЫНЕСЛИ ВСЕ ОРДЕНА»

— Поклонники и поклонницы у него были?

— Конечно, но с нынешними навязчивыми девушками-фанатками они ничего общего не имели. К нему на спектакли ходила интеллектуальная элита — академики, профессора, университетские преподаватели. Кстати, женщин среди них не было, возможно, потому, что Плятт никогда не играл героев-любовников.

— Какие отношения связывали Ростислава Яновича с Фаиной Раневской?

— Они дружили, хоть и часто ссорились, но потом обязательно мирились. Оба понимали глубину таланта друг друга, поэтому Ростислав Янович делал скидку на сложный характер Раневской, а она прощала ему его собственное мнение, которое не часто совпадало с ее мнением.

— Как Ростислав Янович жил в последние годы?

— Для него это время было трагическим. После перелома шейки бедра он уже не оправился. Сейчас медики научились бороться с этой напастью, а в то время для пожилых людей она была приговором. Сначала Плятт ходил с палочкой, потом начал падать на сцене и в конце концов передвигался на инвалидной коляске. Но до последнего цеплялся за работу и не хотел смириться с тем, что ему нужно уходить из профессии.

Думаю, это пугало его гораздо больше, чем мысли о смерти: театр он любил больше жизни. Тем не менее, когда наш главный режиссер Павел Осипович Хомский предложил ему поставить спектакль, в котором он мог бы играть, сидя в инвалидной коляске, Слава отказался — он считал, что на сцене надо или выкладываться по максимуму, или не выходить на нее вообще.

Вскоре, видимо, из-за того, что он мало двигался, Плятт начал полнеть. Он очень этого стеснялся, считал, что зрители не должны видеть его в таком состоянии. Слава закрылся в доме, никуда не выходил и так постепенно угас.

После его смерти квартиру обворовали — вынесли личные вещи, какие-то недорогие безделушки и все ордена Ростислава Яновича. Наряду с такими значками, как «Почетный работник завода» и «Почетный колхозник», у него было два ордена Ленина, орден Октябрьской революции и два ордена Трудового Красного Знамени. Жена вышла в булочную всего на полчаса, а когда вернулась, обнаружила, что в доме побывали грабители. Все эти вещи были для Людочки дороги прежде всего как память о любимом муже, поэтому она ужасно переживала. Она обожала Славу и делала все, чтобы его жизнь была удобной и приятной во всех отношениях, даже с работы ушла, чтобы заниматься только домом. Увы, ее тоже уже нет.

Свои воспоминания в книге, посвященной Плятту, я когда-то окончила словами, которые мне хочется повторить и сейчас: «Прочитав все, что я о нем написала, он, наверное, пожурил бы меня: «Ирина, зачем ты сделала из меня какого-то ангела?». Нет, Славочка, ты не ангел, ты просто Плятт!».

Плятт Ростислав Янович

Народный артист СССР (1961)

Лауреат Государственной премии СССР (1982)

Герой Социалистического Труда (1989)

Кавалер ордена Ленина (1989)

Кавалер ордена Трудового Красного Знамени (1969)

Ростислав Плятт родился 13 декабря 1908 года в Ростове-на-Дону.

Your browser does not support the video/audio tag.

Текст подготовил Андрей Гончаров

Материалы сайта www.rian.ru

Материалы сайта www.teatr.newizv.ru

Материалы сайта www.akter.kulichki.com

Материалы сайта www.ozon.ru

Ленин в 1918 году (1939)

Ветер с Востока (1941)

Парень из тайги (1941)

Слон и веревочка (1945)

Сердца четырех (1945)

Крейсер «Варяг» (1946)

Свет над Россией (1947)

Сельская учительница («Воспитание чувств») (1947)

Драгоценные зерна (1948)

Сталинградская битва (1949)

Заговор обреченных (1950)

Смелые люди (1950)

Серебристая пыль (1953)

Безумный день (1956)

Убийство на улице Данте (1956)

Жених с того света (1958)

Беззащитное существо (1960)

Орлинный остров (1961)

Совершенно серьезно (1961)

Деловые люди (1962)

Короткие истории (1963)

Легкая жизнь (1964)

Москва — Генуя (1964)

Дорога к морю (1965)

Иду на грозу (1965)

Ошибка резидента (1968)

Судьба резидента (1970)

Двенадцать стульев (1971)

Семнадцать мгновений весны (1973)

Активная зона (1979)

На Гранатовых островах (1981)

Визит к Минотавру (1987)

Нинкович («Госпожа министерша» Б.Нушича)

Дорн («Чайка» А.Чехова)

Казарин («Маскарад» М.Лермонтова)

Бернард Шоу («Милый лжец» Д.Килти)

Цезарь («Цезарь и Клеопатра» Б.Шоу)

Купер («Дальше – тишина» В.Дельмара)

ПДП («Возможны варианты» В.Азерникова)

Генерал Фицбатресс («На полпути к вершине» П.Устинова)

Федор Карамазов («Братья Карамазовы» по Ф.Достоевскому)

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Ростислав Плятт

смотреть фильмы онлайн

биография

Народный артист РСФСР (19.04.1949).

Народный артист СССР (04.04.1961).

Юному Плятту повезло с первых дней его учёбы в школе — драмкружком руководил Владимир Фёдорович Лебедев. Известный артист Московского Малого театра распознал в своём ученике основную сторону его таланта — склонность к комическому.

С 1927 года — актёр Московского театра-студии под руководством Ю.А. Завадского.

С 1936 года — актёр Ростовского драматического театра имени Горького.

С 1938 года — актёр Московского театра имени Ленинского комсомола.

С 1941 года — актёр Московского театра драмы.

С 1943 года — актёр академического театра имени Моссовета.

В 1936 году Плятт вместе с театром Завадского переехал в Ростов-на-Дону из-за отсутствия подходящего помещения в Москве. На ростовской сцене играл Болинброка («Стакан воды» Эжена Скриба, 1937), Скалозуба («Горе от ума» А.С. Грибоедов, 1937) и др. По-настоящему крупный успех имел его Фон Ранен («Дни нашей жизни» Л.Н. Андреева, 1938), роль, которая неожиданно обнаружила склонность актёра к углублённому, психологически тонкому раскрытию характера.

С каждым годом в искусстве Плятта все значительнее определялась психологическая разработка персонажей. В 1964 году Плятт сыграл интеллектуально острый характер Бернарда Шоу («Милый лжец» Килти) и Цезаря («Цезарь и Клеопатра» Шоу). Вершиной его сценической деятельности в 1960-е годы стал образ старика Купера («Дальше — тишина» Вина Дельмара, 1969). Мастер тонких, необычайно выразительных средств, в 1970-е годов он создал интересную портретную галерею: писатель Лавренёв («Поющие пески» А.П. Штейна, 1972), Постоянно действующий персонаж («Возможны варианты» В. Азерникова, 1975), генерал Фицбатресс («На полпути к вершине» П. Устинова — автор пьесы, увидевший эту работу, очень высоко её оценил), Старорежимное Лицо («Версия» Штейна, 1977), Фёдор Карамазов («Братья Карамазовы» по Ф.М. Достоевскому, 1979) и др.

В 1980-е годы, в связи с перенесённой тяжёлой травмой, Р.Я. Плятт реже выходил на сценические подмостки. Тем не менее, его исполнение центральных ролей в спектаклях «Суд над судьями» Э. Манна (Хейвуд) и «Последний посетитель» В. Дозорцева (Посетитель) — приносило огромную радость зрителям.(. ) Артист яркой творческой индивидуальности был востребован и телевидением, неоднократно принимал участие в телеспектаклях и телефильмах: Яминг («Возмездие» Л. Кручковского, 1964), граф Любин («Провинциалка» И.С. Тургенева, 1970), пастор Шлаг («Семнадцать мгновений весны» Юлиана Семёнова, 1973), Грюджиус («Тайна Эдвина Друда», 1980).

1927 «Простая вещь» (по рассказам Б. Лавренёва) — человек в пенсне и офицерик на вечеринке

1928 «Компас» — Гарри Компас

1933 «Ученик дьявола» Б. Шоу

1934 «Волки и овцы» А. Островского — Мурзавецкий

1935 «Школа неплательщиков» Л. Вернейля

1936 «Любовь Яровая»

1937 «Стакан воды» Эжена Скриба — Болинброк

1937 «Горе от ума» А.С. Грибоедова — Скалозуб

1938 «Дни нашей жизни» Л.Н. Андреева — фон Ранкен

1939 «Нора» Ибсена — Крогстад

«Окна — мойщик окон м-р Блэй

1941 «Парень из нашего города» — Аркадий Бурмин

1941 «Парень из нашего города» — Аркадий Бурмин

1942 «Русские люди» К. Симонова — Васин

1944 «Тапёр» — Тапёр Рублёв

1945 «Стакан воды» Э. Скриба — Болинброк

1945 «Чайка» А. Чехова — Доктор Дорн

1946 «Госпожа министерша» Б. Нушича — Нинкович

1947 «Русский вопрос» К. Симонова — Гарри Смит

1948 «Закон чести» — Добротворский

1952 «Маскарад» М. Лермонтова — Казарин

1952 «Шторм» В. Билль-Белоцерковского — Раевич

Гражданин Франции (1952, Фредерик Дюмон-Тери),

1954 «Сомов и другие» — Яропегов

Первая весна (1955, Фарзанов),

1959 «Нора» Ибсена — Крогстад

1959 «Миллион за улыбку» — Карташов

1960 «Летом небо высокое» — Беркутов

1962 «Бунт женщин» — Президент

1963 «Милый лжец» Дж. Килти — Бернард Шоу

1964 «Цезарь и Клеопатра» Б. Шоу — Цезарь

1965 «Леший» А.П. Чехова — Войницкий

1969 «Дальше-тишина» Вина Дельмар — Барклей Купер (реж. А.Эфрос)

1972 «Поющие пески» — Лавренёв

1975 «Возможны варианты» — Постоянно Действующий Персонаж

1976 «На полпути к вершине» — Генерал Фицбатресс

1977 «Версия Штейна» — Старорежимное Лицо

Тема с вариациями (1979, Дмитрий Николаевич)

Братья Карамазовы (1980, Фёдор Карамазов),

Последний посетитель (1986, Посетитель).

Дали неоглядные (1957),

Катрин Лефевр (1956),

Мещанин во дворянстве,

Без вины виноватые (1948).

Герой Социалистического труда (1989).

Награждён двумя орденами Ленина (13.12.1978, 2.03.1989), орденом Октябрьской Революции (28.06.1982), двумя орденами Трудового Красного Знамени (19.04.1949, 13.12.1968), орденом Дружбы народов (12.12.1983), орденом «Знак Почёта» (6.09.1947)

Источники:
Биография Ростислава Плятта
13 декабря 2013 года исполняется 105 лет со дня рождения актера театра и кино Ростислава Плятта. — Читайте подробнее об этой теме на сайте РИА Новости.
http://ria.ru/spravka/20131213/983474177.html
О порядочности Ростислава ПЛЯТТА еще при жизни ходили легенды
13 декабря исполняется 105 лет со дня рождения выдающегося советского артиста театра и кино, знаменитого пастора Шлага
http://bulvar.com.ua/gazeta/archive/s50_66453/8414.html
Плятт Ростислав Янович
Народный артист СССР (1961) Лауреат Государственной премии СССР (1982) Герой Социалистического Труда (1989) Кавалер ордена Ленина (1989) Кавалер ордена Трудового Красного Знамени (1969) «Никто не
http://chtoby-pomnili.net/page.php?id=133
Ростислав Плятт
Ростислав Плятт (Rostislav Plyatt) — биография — советские актёры — Кино-Театр.РУ
http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/m/sov/3377/bio/

COMMENTS